Каждый год на Всемирном экономическом форуме предлагаются пару горячих тем, которые затмевают любые другие вопросы, потребляя все внимание деловых людей, правительственных чиновников, профессионалов, знаменитостей и журналистов — людей Давоса.

В этом году, как и в прошлом году, Дональд Трамп был главным предметом в Давосе. Но этого следовало ожидать.

Примечательно, что, по крайней мере, для тех, кто интересуется технологией блокчейн, поскольку она вышла из мрака (т. e. oколо двух лет назад), блокчаин был убер-темой в этом году.

После массового роста цен на биткойн и других альткоинов в конце прошлого года, а после того, как пресса освещала «криптовый взрыв», каждый хотел узнать, почему так много волн создаются вокруг этого.

Любопытным были в состоянии копать глубже в эту тему на различных блокчейн площадках, выведенных за защищенный периметр конференции несколькими группами, такими как Consensys и Global Business Blockchain.

MiningImpexGroup

На этих презентационных стендах заинтересованные могут запросить информацию о том, как работает технология, и могут понять, что обещают децентрализованные технологии распространения данных и уверенность без посредников. Это имеет последствия во всех областях: от платежей, международного развития и финансовых рынков до Интернет-вещей, энергетики, экологического менеджмента и идентификации.

Но некоторые из них не отказались от записи, и есть серьезные признаки того, что для участников Всемирного экономического форума в Давосе эти концепции еще далеки от массового признания политиками.

Они позволили свести к минимуму актуальность технологий и уделили особое внимание рискам. Понятно, что те, кто верят в технологию, все еще имеют работу, чтобы убедить самых влиятельных людей в мире выйти из своей зоны комфорта.

 

Миопия Кругмана

В интервью, которое он дал в Давосе, премьер-министр Великобритании Тереза Мэй сказала, что она серьёзно изучает действия против криптовалют, «особенно из-за того, как они используются, особенно преступниками». В Южной Корее, на той же неделе, правительство объявило новые правила, которые требуют от торговцев раскрывать свою личность.

Однако больше выделился Павел Кругман, один из экономистов-нобелевских лауреатов. Он очень критиковал криптовалюты и технологию блокчейн, так же как Джозеф Стиглиц и Роберт Шиллер.

Кругман ответил на статью в New York Times, где сказал, что технология блокчейн может быть суммирована в одном заключении:

«Рынок биткойн очень уязвим для манипуляций с неизвестными игроками. Одним из этих игроков может быть правительство Северной Кореи».

«Блочкчайн захватывает, но все еще неясно, полезно ли это. Вложения в биткойн кажутся еще менее разумными, чем инвестиции в холодный синтез».

Как и ожидалось, крипто сообщество не воспринимало всерьез экономиста, которого он считает «невежественным динозавром». Фанаты были очень рады вспомнить, почему он сказал в 1998 году, когда он предсказал, что «Влияние Интернета на экономику не будет выше, чем устройства для отправки факсов.»

Давайте установим одну вещь. Пол Кругман не глуп. Давайте сталкиваемся с нападениями на человека. Я думаю, что более конструктивно видеть обоснованное мышление разумного человека основного экономиста, который заставляет таких людей, как он, неправильно понимать новые социальные структуры, созданные сообществами с открытым исходным кодом, модели распределения интересов и системы мотивации разметить.

Кругман и его когорта жестко застревают, чтобы увидеть мир. Они остались в братской экономике, несмотря на кризис 2008 года, который выявил серьезные недостатки в «рациональных» образцах поведения человека.

Когда дело доходит до понимания ценностного предложения технологии блочкчайн и вывода о том, что «они вообще не полезны», самая большая проблема заключается в том, что она не признает цену, которую мы платим за доверие.

Если вам тема стала интересной можем развить тему и дальше — пишите в комментариях.

Присоединяйтесь на канале Telegram

Предыдущая статьяВлияют новости на цену битка?
Следующая статьяCrypto Fund прогнозирует, что Zcash превысит $ 62 000 К 2025 году
Отказаться от желаний. Это концепция происходит от одного из трёх путей мудрости: юмор, парадокс, изменение. Она дублирует понятие парадокса. Именно тогда, когда мы больше не желаем чего-то, это может произойти. Искусство отказа от желаний невозможно перехвалить. Не существует ничего, без чего нельзя обойтись. Никогда человек не становился счастливей, если вдруг получал работу, деньги, любовь, которых желал. Настоящее большое счастье связано с неожиданным событием, которое намного превосходит ожидание человека. Мы ведем себя как вечные Деды морозы. Те, кто просит игрушечную железную дорогу, получают ее. А те, кто не просят ничего, могут получить гораздо больше. Перестаньте просить, и только тогда вас можно будет удолетворить.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here